На главную Карта сайта RU EN
 

Новости компании

22.08.2016 29 сентября 2016 года представители Jordans Trust Company Limited (UK) готовы поделиться актуальной информацией о трастах. Читать дальше
 

Практика применения российскими судами норм о банкротстве физических лиц

19.04.2016 Житель Новосибирска Валерий Овсянников (имя и все данные гражданина взяты из решения суда, опубликованного на сайте) работал грузчиком в компании «Агроресурсы» и зарабатывал 17,8 тысячи рублей в месяц. Этих денег мужчине не хватало на удовлетворение всех нужд, поэтому он решил обратиться за помощью к банкам. Взяв кредиты в трех кредитных организациях - «Хоум Кредит Банке», Сбербанке России и Кредит Европа Банке, гражданин за три года (с 2011 по 2014 год) накопил займов на сумму около 630 тысяч рублей. Ежемесячные выплаты по такому долгу составили 23,6 тысячи рублей. Несмотря на то, что по основному месту работы к концу 2014 года ему повысили заработную плату до 21,6 тысячи рублей, Валерий Овсянников все равно не смог обслуживать свой долг. И обратился в суд с заявлением о признании себя банкротом, как только начали действовать нормы о банкротстве граждан. Как следует из пояснений, данных гражданином в ходе судебного процесса, его финансовая несостоятельность возникла из-за того, что он потерял работу по совместительству и дополнительный доход. Однако, за процедуру банкротства грузчик все же смог заплатить около 8,7 тысячи рублей из собственных средств, а также внести депозит в сумме 10 тысяч рублей на оплату услуг финансового управляющего. Которого, к слову, должник выбрал самостоятельно. Арбитражный суд Новосибирской области принял иск гражданина к рассмотрению и выяснил, что никакого ликвидного ценного имущества он не имеет. 24 марта 2016 года суд отказал должнику в освобождении от обязательств перед кредиторами. Как сказано в постановлении суда: Овсянников Валерий Александрович принял на себя заведомо неисполнимые обязательства, что явно свидетельствует о его недобросовестном поведении в ущерб кредиторам. Правила об освобождении от исполнения обязательств не применяются. Принимая такое решение, судья Васютина руководствовалась тем, что должник не смог документально доказать как сам факт того, что у него был дополнительный заработок, потеря которого привела к ухудшению финансового состояния, так и объяснить причины, по котором ему понадобилось брать кредиты на такую сумму. Суд руководствовался пунктом 4 статьи 213.28 закона о банкротстве, в котором содержится перечень обстоятельств, при установлении которых суд в определении о завершении реализации имущества гражданина указывает на неприменение в отношении гражданина правила об освобождении от исполнения обязательств. В частности: Освобождение гражданина от обязательств не допускается в случае, если доказано, что при возникновении или исполнении обязательства, на котором конкурсный кредитор или уполномоченный орган основывал свое требование в деле о банкротстве гражданина, гражданин действовал незаконно, в том числе совершил мошенничество, злостно уклонился от погашения кредиторской задолженности, уклонился от уплаты налогов и (или) сборов с физического лица, предоставил кредитору заведомо ложные сведения при получении кредита, скрыл или умышленно уничтожил имущество. Однако, насколько корректно была применена данная норма в этом конкретном случае? В судебном решении указано, что освобождение гражданина, признанного банкротом от обязательств,не является правовой целью банкротства гражданина. Наоборот, такой способ прекращения исполнения обязательств следует применять в исключительных случаях, а другое толкование такой возможности противоречит основным началам гражданского законодательства, закрепленным в статье 1 Гражданского кодекса РФ. Также суд сослался на правовую позицию из постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25, в силу которой при оценке действий сторон, как добросовестных или недобросовестных, судья должен исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации. При этом, в силу пункта 5 статьи 10 ГК РФ, добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное. А вот признать сторону недобросовестной вполне в компетенции суда, а значит, и отказать такой стороне в защите принадлежащего ей права полностью или частично. Суд сделал вывод, что "Овсянников Валерий Александрович принял на себя заведомо неисполнимые обязательства, что явно свидетельствует о его недобросовестном поведении в ущерб кредиторам". Обращаясь с заявлением о признании банкротом, гражданин преследовал цель освобождения от долгов и в этом ему было отказано. Однако, никаких мер, предусмотренных законодательством за мошеннические действия потенциального банкрота, суд почему то не применил. Поскольку у него не нашлось оснований признать такое банкротство фиктивным. У должника есть право на апелляцию, а у юристов - возможность подумать над созданным в Новосибирске прецеденте.

Мнение эксперта
Насколько обосновано такое решение суда и что ожидает других потенциальных банкротов-физических лиц, которые также имеют много кредитов, несоизмеримых с суммой их дохода?
Дарья Розенберг, Корпоративный юрист Объединенной Консалтинговой Группы, считает, что суд подошел к данной проблеме с учетом принципов справедливости. “Это только первые «звоночки», поступающие по делам, связанным с банкротством физических лиц, т.к. практика еще не совсем устоялась. Представляется, что все «беды», связанные с институтом банкротства граждан, связаны с недостаточным пониманием последними сути данной процедуры. Многие наивно полагают, что банкротство позволит им полностью избежать долгового бремени и «уйти» от кредиторов. Не секрет, что среди граждан существует такая практика: набор огромного числа кредитов, когда изначально понятно, что с учетом имеющихся на тот момент доходов ему не удастся погасить их в срок или же рассчитаться по ним в принципе. Представляется, что в приведенном выше деле суд постарался разрешить дело «по справедливости». Если по материалам дела, по результатам оценки представленных сторонами доказательств суд действительно усмотрел наличие недобросовестного поведения со стороны гражданина, то ссылка на ст. 1 ГК РФ представляется вполне уместной. Как известно, гражданское законодательство предъявляет более строгие требования к лицам, осуществляющим предпринимательскую деятельность (разумность, осмотрительность и т.п.) в силу рискового характера их деятельности. Однако это не значит, что дееспособный гражданин, выступающий в обороте, не должен быть разумным и осмотрительным в обыденном понимании этого слова и во всяком случае рассчитывать свои возможности при вступлении в то или иное обязательство. Поэтому, несмотря на такие нормы закона, суд вправе применять правило о добросовестности и отказывать в защите права.” Вопросу первого случая в российской судебной практики по оставлению гражданина-банкрота с долгами посвятили дискуссию участники XII ежегодного Юридического форума России, организованного изданием "Ведомости". Юристы сошлись во мнении, что суд целиком и полностью встал на сторону кредиторов – профессиональных участников рынка. Такое решение не является справедливым.
Петербургский правовой портал

Александров Сергей Васильевич
Дью Дилидженс
Оценка
Консалтинг
Аудиторы Северной Столицы
2017. Все права защищены.
Большой пр. ПС, 43, офис 1, Санкт-Петербург, 197198, Россия

тел.: +7 (812) 635-75-47
e-mail: